Агата, 36

Мне рассказала о диагнозе следователь, молодая девушка. Это был тёплый летний день, мы стояли на улице, а она переминалась с ноги на ногу, подбирала слова. Видно было, что очень переживает. Сказала. И тут же второпях стала добавлять, что, может, это не точно, чтоб я съездила на станцию переливания крови, сдала анализы ещё раз, что, может, это ошибка…. Я ухватилась за эту мысль, как за спасательный круг. Хотя понятно было — не ошибка. Сейчас понятно. Ну, или тогда, но позже. А в тот день казалось нереальным. Анализ на СПИД предложили сдать во время судебной медицинской экспертизы. Я употребляла наркотики, в то время это было уголовно наказуемое деяние. Знала, что есть СПИД, даже знала, что есть ВИЧ и чем они отличаются. Знала, что в группе риска. Знала, что у некоторых ребят диагноз уже есть, но казалось, что хоть и рядом, но всё же далеко от меня. Русский «авось», наверное. Поехала на станцию, там даже не стали заново брать кровь, сказали, что всё точно и отпустили восвояси. Вот как так? Не объяснили, не рассказали, ни-че-го. И я пошла умирать. В прямом и переносном смысле. Семнадцать лет назад лекарств не было в России, равно как и перспектив их дождаться.

Странным было дальше размышлять о жизни, ведь через год-полтора она закончится и в страшных муках, как у раковых больных. Только при онкологии положены лекарства, а в случае СПИДа – нет. Такими были мои познания 17 лет назад. Как-то так получилось, что через год я не умерла и через два тоже. А ещё через пять впервые попала на Группу взаимопомощи, узнала, как живут другие, про лекарства узнала, что появились в нашей стране. Сейчас уже пью их четыре года. Я замужем, двое детей здоровых. Окончила техникум, потом институт. О диагнозе знают родственники и некоторые друзья. Неприятно слышать рассуждения других людей о ВИЧ-инфицированных, что их нужно отселить всех за высокий забор. Мы обычные люди. Я – обычный человек. Живу, работаю, ращу детей. Очень важно, чтобы в местах, где людям сообщают о диагнозе, были психологи, чтоб информировали о перспективах, о возможности лечиться. Чтоб люди не отчаивались, не шли умирать, как я когда-то, а сразу владели всеми инструментами для построения качественной ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ жизни. Дай Бог всем здоровья!

море